О статье Суркова — Долгое государство Путина

Большая политическая машина Путина только набирает обороты и настраивается на долгую, трудную и интересную работу. Выход ее на полную мощность далеко впереди, так что и через много лет Россия все еще будет государством Путина

0
391
Путин с Сурковым
Сурков сравнивает фигуру Владимира Путина с генералом де Голлем

Сурков написал статью о честном российском государстве и загадочном глубинном народе. Екатерина Винокурова предлагает Суркову и другим чиновникам начать ездить в метро, чтобы лучше понимать этот народ. «Это картина мира людей, давно не ездивших в метро»: о статье Владислава Суркова.

Помощник президента и автор термина «суверенная демократия» Владислав Сурков опубликовал в «Независимой газете» статью «Долгое государство Путина».

Если коротко, во-первых, он сравнивает фигуру Владимира Путина с генералом де Голлем, Ататюрком и отцами-основателями США, предрекая системе, отстроенной им, долгую жизнь не на одно десятилетие — вне зависимости от того, будет ли лично Путин во главе государства.

Во-вторых, Сурков продолжает отстаивать тезисы о «суверенной демократии», несколько их модернизируя: Россия по Суркову — это «государство нового типа», имеющее экспортный потенциал. Западные страны, по мнению Суркова, маскируются различными институтами «сдержек и противовесов», под которыми прячется настоящее «глубинное государство», в котором одни мерзавцы борются с другими мерзавцами. Российская же система честнее, потому что в нем «все на виду».

Честное государство, элита и народ

Наконец, Сурков переходит к самой интересной части, описывая составляющие этого честного государства.

«Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами… Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств, и постоянное пребывание в гуще геополитической борьбы делают военно-полицейские функции государства важнейшими и решающими», — рассказывает Сурков о роли силовиков в современной России.

Далее — пассаж про элиту, которая «блистает на глянцевой поверхности» и «век за веком активно вовлекает народ в некоторые свои мероприятия — партийные собрания, войны, выборы, экономические эксперименты», в которых народ участвует «несколько отстраненно». «Две национальные жизни… иногда проживаются в противоположных направлениях, иногда совпадающих, но никогда не сливаются в одну». При этом народ «создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая… притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить», пишет Сурков.

Наконец, народ, который автор статьи называет «глубинным». «Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно. И не к тем, кто может что-то сделать», — рассуждает автор. Далее он говорит, что «уникальное и главное свойство государства Путина» — это «умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно».

«В новой системе все институты подчинены основной задаче — доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь… А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости», — резюмирует Сурков.

Обычная картина мира чиновников

В принципе, Сурков довольно верно описывает картину мира, которая существует в головах значительной части правящего класса — я слышала схожие мнения и от депутатов, и от многих чиновников.

Проблема с этой картиной, в общем-то, одна. Это — картина мира людей, которые очень давно не ездили на метро и не ходили в обычный магазин. То есть людей, практически не соприкасающихся с реальностью.

Как мы видим из ежегодных деклараций и периодических расследований, никакой «глубинный народ» не мешает элите «космополитично воспарять». Заграничные особняки, дети в Европе и США, зимние русские вечеринки в Куршавеле и летние в Ницце как происходили, так и происходят, несмотря на кризис, санкции и призывы «затянуть пояса», которые относятся, с точки зрения элиты, исключительно к народу.

На одном из закрытых брифингов один высокопоставленный чиновник сформулировал этот принцип еще грубее: «Гуляем на свои». Никакой оглядки ни на общественное мнение, ни на некие русские глубины у российской элиты нет. Воспаряла, воспаряет, будет воспарять. Более того, скорее элита как раз считает космополитизм своей суверенной вотчиной, запретной, к примеру, для рядовых силовиков, которым просто закрыли выезд на отдых в злокозненные Европу и Штаты.

Теперь немного о «глубинном народе». Тут Суркову хотя бы хватает честности признать: что такое этот народ и кто им является, становится понятно, только когда уже поздно что-либо менять, потому что он всегда «себе на уме». Такие разговоры мне тоже приходилось слышать много раз. Более того, слепая вера в соцопросы — это производная от вот этого бесконечного поиска «российского народа». Самые нелепые законы принято оправдывать тем, что «по ВЦИОМ, народ это поддерживает».

Иногда этот поиск заходит совсем уже в трагикомические дебри — так, когда вводили антисанкции, то есть запрет на ввоз в Россию европейских и американских продуктов, кто-то из высокопоставленных чиновников сказал, что эти продукты и не нужны особо, приведя в пример разговор с собственным водителем, который сказал, что норвежскую красную рыбу вовсе не ест.

При этом почему-то никто из чиновников не пытается прибегнуть к простейшему средству найти, нащупать этот «глубинный народ» (кого бы они ни имели в виду) и понять его. Отказаться от «мигалки», начать ездить на метро, ходить обедать в заведения попроще, вместо поместий в Подмосковье жить в обычных квартирах, отдать детей в московские школы и просто начать ходить в обычные магазины. И народ сразу покажется не таким уж загадочным.

Система связи лидера с народом

Наконец, главный пассаж о системе связи народа с верховным правителем, которая, по мнению Суркова, отлажена и эффективна. Тут возникают серьезные сомнения относительно того, о какой именно стране пишет автор. Дело в том, что в России все устроено немного по-другому. Кроме того, система, замкнутая на решения одного человека, не очень удобна и не особо эффективна.

Вот ежегодная «прямая линия» Владимира Путина с населением. Каждый год в ходе этой «прямой линии» выясняется, что ремонт детской площадки, починка водопровода, постройка дороги местного значения не могут быть сделаны без прямого вмешательства главы государства.

Путина просят помочь решить вопросы даже не регионального — поселкового значения, которые уж точно не требуют президентских полномочий. И десятки тысяч таких просьб ежегодно во время «прямой линии» так ни до кого и не доходят. Эффективна ли такая система? Работает ли она на «удержание неоднородных территорий»? Ответ очевиден.

Что касается институтов, которые обеспечивают бесперебойную обратную связь, то мои знакомые депутаты Госдумы признают: по обращениям людей получается помочь хорошо если четверти. Более того, мне самой как члену Совета при президенте по правам человека постоянно пишут люди.

Просят расселить общежитие, обжаловать несправедливый приговор, починить дорогу, защитить от властей, убедить губернатора не отбирать помещение семейного детского дома для хранения областного архива (реальная история из Ставропольского края).

И в подавляющем большинстве случаев помочь не получается. В самом лучшем раскладе на твою сторону встает депутат от региона, и вы вдвоем пытаетесь повлиять на чиновников. Самые вопиющие ситуации удается хоть как-то разрешить после общественного резонанса.

Напоследок зададим вопрос, который сквозит в колонке Суркова, но, конечно же, не задается напрямую. Сурков говорит о том, что «государство Путина» будет «долгим», при этом признавая его запредельную персонализированность на фигуре собственно Путина. В нынешней политической среде появление одобренной сверху фигуры, равнозначной Путину по рейтингам и влиянию, просто невозможно.

Именно поэтому обсуждение транзита власти сводится, по сути, к обсуждению будущих институциональных реформ в связи с грядущей деперсонализацией государства. Хорошие это будут реформы или ситуация только усугубится, будет ли это «либеральная оттепель» или власть военных «ястребов», пока неясно: сценариев разной степени реалистичности много. Но это совершенно точно будет уже не «государство Путина».

И одна из самых важных проблем, которые как раз в ближайшие годы власти предстоит решать, — это как избежать того самого «народного бунта» против «воспаряющей элиты», дорогу к которому мостят те самые «отлаженные» механизмы обратной связи. На деле «воспаряющие» не имеют никакого представления о «глубинных».

Автор: Екатерина Винокурова

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о