Лихорадка Эбола угрожает России

Статья прочитана: 623

Почему лихорадка Эбола действительно угрожает России в ближайшее время

Профессор, специалист по вирусологии, руководитель лаборатории биологии и индикации арбовирусов ФГУ «НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского» Александр Бутенко считает, что заявления американских специалистов о появлении лихорадки Эбола на территории России 24 октября нельзя оставлять без внимания:

Lihoradka-Jebola

О появлении лихорадки Эбола на территории России

«Рассчитать возможность такого случая практически невозможно, но исключить нельзя, потому что инкубационный период заболевания от двух до двадцати дней при лихорадке Эбола. Поэтому инфицированный человек вполне, чувствуя себя ещё прилично, может сесть на самолёт, улететь, прилететь в какую-то свою страну, ту же Россию, а потом заболеть. Это тоже не исключено. Мне кажется, что такие опасности и тем более подсчёты не оправданы, то есть результаты этих подсчётов не оправданы. Можно об этом думать, но никаких цифр при этом быть не может», — прокомментировал Александр Бутенко новость о попадании Эболы в Россию 24 октября.

Сотрудник лаборатории моделирования биологических и социотехнических систем (MoBS) Северо-Восточного университета Бостона Марсело Гомес рассказал, что вероятность появления лихорадки Эбола к 24 октября составляет 1%, спустя ещё один месяц — 5%. Такой прогноз был сделан исходя из динамики и специфики распространения стартовавшей в начале 2014 года эпидемии: «Согласно нашим данным, возможность того, что зараженный лихорадкой Эбола пересечет границу с Россией до 24 октября, крайне низкая — всего 1%. Однако уже к 24 ноября такая вероятность повысится и составит уже 5%. Вероятность будет и дальше расти в разы, если в странах Западной Африки [Гвинея, Либерия, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне] не будут приняты должные меры по локализации вспышки лихорадки Эбола».

Эксперт считает, что данные о вирусе Эболы в России, которые предоставили американские специалисты, невозможно ни рассчитать, ни проверить. Они выявлялись на основании нескольких факторов: интенсивность заездов, сокращение или рост международной помощи, улучшение или ухудшение ситуации со здравоохранением в странах заражения, изменения в авиационном сообщении и так далее. В связи с тем, что чаще всего заражённые лихорадкой Эбола регионы посещают специалисты из Америки и Европы, Александр Бутенко сделал вывод, что среди них есть большие возможности «завоза» лихорадки: «Поскольку сейчас большее число работников по ликвидации вспышки лихорадки Эбола — представители Европы и представители Соединённых Штатов, то, конечно, среди них большие контакты и большие возможности завоза. Кроме того, миграция естественного населения также высокая».

В Россию же лихорадку Эбола «привозили» 30–40 лет назад, когда советские граждане больше контактировали с африканскими представителями. Но и сейчас, безусловно, контакты есть: «Прежде всего это приезжие студенты, которые обучаются в России из эндемичных регионов, потом сотрудники посольств и каких-либо представительств, культурных организаций. Кроме того, редкие туристы, может быть, военные консультанты, может быть, какие-нибудь менеджеры, которые работают на совместных предприятиях. А они есть такие, в частности, в Гвинеи — там есть совместное предприятие по добыче бокситов для российских предприятий для выплавки алюминия», — подчеркнул Бутенко.

Впрочем, специалист отметил, что безопасность России больше зависит от другого фактора — а именно от действий санитарной службы: «Все случаи выявления температурящих больных должны прослеживаться уже в условиях карантина в больницах. Контакты таких людей тоже нужно прослеживать: по крайней мере, домашний режим — никуда не выходить, не выезжать; потом в случае, допустим, повышения температуры, чтобы сразу обращались к специалистам. То есть они, приезжие, должны быть под контролем».

Также Бутенко скептически отнёсся к заявлениям американских специалистов о разработке вакцины против опасного вируса через полгода: «Вакцину против лихорадки Эбола начали разрабатывать сразу после того, как первая вспышка была в 1976 году в Каире, а потом в этом же году в Судане. Процесс приготовления, разработки и оценки обычно очень длительный. Проходят многие годы, иногда десятилетия. Первые данные уже по испытанию таких вакцин в американских лабораториях, насколько я знаю, опубликованы были примерно в 2006 году, может быть — плюс-минус год, я могу ошибиться. Очень обнадёживающими оказались данные при испытании на обезьянах».

Но с тех пор прошло 8 лет, а лекарство против Эболы так и не было разработано. Кроме того, после разработки оно должно пройти клинические испытания, отвечать всем требованиям безопасности — «иммуногенности, эффективности в профилактике, отсутствии реактогенности и так далее». «Может быть, сейчас в связи с обострением ситуации испытания и заканчиваются, но по плану, насколько мне известно, средство должно попасть в коммерческое производство в 2015 году. И спонсировать это опасно, так как продукт должен отвечать всем требованиям безопасности», — отмечает специалист.

В конце Александр Бутенко также предостерёг читателей от впадения в путаницу: «Многие путают, говоря, что лечили вакциной людей. Вакциной — не лечат: вакцина — это профилактический препарат в любом случае. Он применяется в тот момент, когда человек может попасть в условия возможного заражения, и до этого он должен быть в течение какого-то времени привит уже, так как проходит время, в течение которого развивается иммунитет».

Источник: sobesednik.ru

comments powered by HyperComments



Понравился материал? Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

comments powered by HyperComments Другие статьи раздела:

Разрешается свободное использование текстов, только при наличии прямой индексируемой гиперссылки. Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше.

Все права защищены. Свобода слова © 2014 - 2017   · Тема сайта от GoodwinPress Наверх