Брижит Бардо исполнилось 80 лет

0
1 081

28 сентября 2014 года французской кинозвезде и секс-символу 50-х и 60-х годов Брижит Бардо исполняется 80 лет

Она первой — сначала на киноэкране, а затем под нескончаемый стрекот фотоаппаратов на пляже в Канне еще в 1952 году — появилась в бикини, сделав невиданный до тех пор по своей откровенности купальный костюм знаменем новой раскрепощенной послевоенной эпохи.

Beatles боготворили ее, и после успеха A Hard Day’s Night мечтали свой второй фильм сделать вместе с нею. Боб Дилан признавался, что именно ей была посвящена самая первая, написанная в подростковом 15-летнем возрасте, его песня. Убранные сзади в пучок длинные волосы героини одного из ее фильмов «Бабетта идет на войну» породили новую популярную прическу, так и названную – «бабетта». Производившийся в Чехословакии в 60-70-е годы дизельный локомотив получил прозвище «Бардотка» – два выпуклых бампера на его носу своими формами явственно напоминали женскую грудь, ЕЕ грудь. И, наконец, она была моделью для скульптурного изображения Марианны, национального символа Франции.

Через секс к славе

Фильмы с ее участием – а их было немало, с полсотни – почти забыты. Напрягая память, можно вспомнить ту же «Бабетту » или «Три шага в бреду» или… ну да, конечно, «И Бог создал женщину». Эта картина стала в 1956 году режиссерским дебютом ее тогдашнего мужа Роже Вадима. Брижит Бардо к тому времени уже пять лет работала в кино, сыграла с десяток ролей, но именно этот фильм – в особенности ее танец обнаженной на столе – стал для нее трамплином к всемирной славе. А сам фильм, получивший колоссальную популярность в не ведавшей до тех пор такой откровенности пуританской Америке, считается теперь предвестником сексуальной революции 1960-х.

Роже Вадим был одним из режиссеров так называемой «новой волны» – течения во французском кино рубежа 50-60-х, которое вслед за итальянским неореализмом пыталось уйти от традиционной картонности и искусственности довоенного кино, приблизиться к новой правде. Режиссеры «новой волны» ухватились за Бардо – ее снимали и Луи Маль, и Жан-Люк Годар. Она даже пробовалась в одной из авангардных картин Энди Уорхола.

А был ли у Брижит талант?

brigit-bardo-talant
А был ли у Брижит талант?

Но, как и у ее почти сверстницы Мэрилин Монро, величайшее ее достояние – неотразимая красота и обольстительная сексуальность – превратилось в проклятие. Преодолеть внешнюю привлекательность и выйти на внутреннюю глубину ни ей, ни снимавшим ее режиссерам, ни работавшим с нею музыкальным продюсерам так и не удалось.

Парадокс, но Брижит Бардо, записавшая и издавшая как певица несколько альбомов и несколько десятков синглов, известна в этой своей ипостаси больше всего, пожалуй, именно предельно сексуальным номером, от которого она всячески стремилась убежать. Именно с нею в 1967 году Серж Гейнзбур записал свой скандальный эротичный шедевр «Je t’aime… moi non-plus». Бардо и Гейнзбур были любовниками, песня делала их связь совершенно очевидной, и она, опасаясь гнева мужа немецкого бизнесмена Гюнтера Закса и к тому же устав от своего однозначно сексуального имиджа, уговорила Гейнзбура не издавать запись. Год спустя он перезаписал песню с молодой англичанкой Джейн Биркин. Песня стала мировым хитом, а Биркин – звездой. Лишь почти 20 лет спустя, в 1986 году, запись Гейнзбура и Бардо увидела свет, мало кого уже трогая. Сексуальная свобода к тому времени ушла далеко вперед, а ББ осталась в безвозвратно ушедшем прошлом.

Теперь уже ни зрители, ни критики, ни историки кино не в состоянии отделить очарование молодости и красоты от собственно актерского таланта и понять, наконец: был ли он, этот талант?

На самом деле, это, быть может, и не важно. Как и ушедшая из жизни Монро, она остается в нашей памяти в первую очередь благодаря очарованию юности и красоты. Последний раз Брижит Бардо снялась в кино 40 лет назад на пороге окончательной утраты обаяния молодости. В отличие от другой своей почти сверстницы Катрин Денев, она не захотела (не хватило мужества?) перейти в иной кинематографический возраст, показаться на экране стареющей женщиной, выявить иную, не зависящую от молодости притягательность.

Одержимость или безумие?

Но в отличие от спрятавшихся от людского глаза в затворничестве своих предшественниц, кинозвезд довоенной поры Греты Гарбо или Марлен Дитрих, она не исчезла из жизни. На протяжении всех этих сорока лет она продолжает быть неиссякаемым источником светской хроники и скандалов – правда, не столько любовно-матримониальных, как это свойственно звездам, сколько связанным с политическим и экологическим активизмом.

Защита животных стала для нее страстью, граничащей с одержимостью. Иногда, впрочем, кажется, что границу эту она давно уже перешла. Вместе с границей разума. Ну чего стоят, скажем, такие прогремевшие на весь мир скандальные ее действия как кастрация соседского осла, которого бывшая актриса, а теперь яростная защитница прав животных, заподозрила в сексуальных домогательствах к ее собственной лошади? Или открытое письмо председателю КНР Цзян Цзэминю, в котором она обвиняла китайцев в «издевательствах над медведями и убийстве последних в мире тигров и носорогов для создания афродизиаков»? Или объявленное намерение попросить российское гражданство, если в Лионском зоопарке усыпят двух больных туберкулезом слонов?

Ультраправый парадокс

Bridzhit-Bardo-Ul'trapravyj-paradoks
Бардо вместе со своей приемной дочерью у помещения «Фонда Брижит Бардо» в Сен-Тропе в момент запуска кампании «Рождество для животных»

Защитой животных гражданская позиция Брижит Бардо не ограничивается. С не меньшей страстностью и с не меньшей убежденностью высказывается она и на политические темы. Но если обычно защитники природы, животных, приверженцы зеленого движения стоят на левых политических позициях, то Бардо и здесь – воплощенный парадокс. Ее симпатии – на стороне ультраправых.

Ее муж Бернар д’Ормаль – бывший советник Национального фронта Франции, партии и сейчас под руководством Марин Ле Пен, стоящей на радикально правых позициях. Тогда же, когда ее возглавлял отец нынешнего лидера Жан-Мари Ле Пен, она считалась откровенно неонацистской. Нисколько не стесняясь в выражениях, Брижит Бардо выплескивает свою желчь и в адрес мусульман («я сыта по горло жизнью под гнетом этих людей, которые уничтожают нас, уничтожают нашу страну и навязывают нам свои нравы»), и в адрес гомосексуалистов («как ярмарочные уроды, они вертят задом и голосами кастратов вопят о притеснениях со стороны ужасных гетеросексуалов»), и в адрес современного искусства («дерьмо»), и в адрес современных французских политиков («флюгера»). Сама же в собственных глазах она выглядит не иначе, как герои прежних поколений, «отдававшие жизнь за борьбу с захватчиками».

Подобная шокирующая откровенность не раз приводила Бардо в суд – по различным обвинениям в расовой, национальной и сексуальной нетерпимости. Ей пришлось выплатить в общей сложности десятки тысяч франков и евро штрафов.

И в 80 лет ребенок

80 лет – возраст итогов. Что же в конечном счете это за феномен такой – Брижит Бардо? По-прежнему ли нам очаровываться магической звездной сексуальностью ее молодости или же ужасаться несуразности и дикости ее поведения и высказываний зрелых и преклонных лет?

«Бардо есть Бардо, — говорит ее биограф Мари-Доминик Лелевр. – Определениям она не поддается. Во многом она и по сей день остается беззаботным эгоцентричным ребенком».

Материал: bbc.co.uk

comments powered by HyperComments