31 октября родился Александр Алехин

Статья прочитана: 779

120 лет со дня рождения Александра Алехина — 31 октября 1892 года родился Александр Алехин, 4-й чемпион мира по шахматам, оставшийся непобежденным. 

Aleksandr-Alehin

Александр Алехин, 4-й чемпион мира по шахматам

Личное дело — Александр Александрович Алехин

Александр Александрович Алехин (1892-1946) родился в Москве в семье коллежского асессора. Его отец Александр Иванович Алехин был дворянином, мать Анисья Ивановна — дочерью богатого текстильного фабриканта Прохорова, владельца «Трехгорной мануфактуры».

Александр Алехин был третьим ребенком в семье. Когда ему было семь лет, мать научила его играть в шахматы. В 1901 году он поступил в престижную гимназию, основанную педагогом Львом Поливановым. Сильное впечатление на Алехина произвели гастроли американского маэстро Гарри Пильсбери, посетившего Москву в 1902 году. Пильсбери провел в шахматном клубе сеанс одновременной игры вслепую на 22 досках, причем Алексей Алехин сыграл с ним вничью.

Позднее Алехин вспоминал: «Я играю в шахматы с 7 лет, но серьезно начал играть в 12 лет». Первую турнирную победу он одержал в гамбитном турнире по переписке, организованном журналом «Шахматное обозрение» в 1905—1906 годах. В 1907 году, еще будучи гимназистом, в первый раз сыграл в турнире любителей в Московском шахматном кружке. В следующем году выиграл такой же любительский турнир и дебютировал на международной арене: занял 4—5-е места в побочном турнире Германского шахматного союза в Дюссельдорфе, а затем сыграл мини-матч с известным немецким шахматистом Барделебеном, в котором из пяти партий выиграл четыре при одной ничьей.

В 1909 году шестнадцатилетний Алехин занял первое место на Всероссийском турнире любителей, приуроченном к Международному шахматному конгрессу памяти Чигорина, за что получил звание «маэстро». В 1911 году он поступил в Императорское училище правоведения.

В мае 1914 года Алехин вошел в число сильнейших шахматистов мира, заняв третье место на Санкт-Петербургском международном турнире, собравшем практически всю шахматную элиту, включая Капабланку и чемпиона мира Ласкера. В финале Алехин дважды уступил Ласкеру, который в итоге выиграл турнир, но оба раза обыграл Тарраша, что позволило ему занять итоговое третье место.

В том же 1914 году Алехин закончил Императорское училище правоведения с чином IX класса (титулярный советник).

После начала 1-й мировой войны Алехин много выступал с показательными партиями и сеансами одновременной игры, давал сеансы в пользу пленных русских шахматистов, а с начала 1915 года входил в один из комитетов по оказанию помощи больным и раненым. Летом 1916 года он отправился добровольцем на фронт в качестве начальника (по другим данным — помощника начальника) летучего отряда Красного Креста. Лично выносил раненых с поля боя и был награжден двумя Георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава. Был дважды контужен и после окончания лечения вернулся в Москву.

Революция 1917 года лишила Алехина дворянства и состояния. Осенью 1918 года он отправился в Одессу, на тот момент оккупированную немецкими войсками. Причиной этой поездки иногда называют желание эмигрировать, но также известно, что в Одессе Алехин намеревался выступить в турнире, который в итоге так и не состоялся. В апреле 1919 года Одессу заняли красные, и в городе развернулся террор. Алехин был арестован ЧК и приговорен к расстрелу, но его спасло вмешательство кого-то из высокопоставленных советских деятелей.

После начала наступления войск Деникина Алехин вернулся в Москву, где в 1919—1920 годах работал следователем в Центророзыске Главного управления милиции (в его задачу входили поиски пропавших без вести) и одновременно — переводчиком в аппарате Коминтерна. В 1920 году Алехин занял первое место на Всероссийской Олимпиаде в Москве, которая по традиции считается первым чемпионатом страны.

В марте 1921 года женился на швейцарской журналистке Анне-Лизе Рюгг, получил разрешение на выезд из советской России и переехал в Берлин.

После переезда Алехин выиграл турниры в Триберге, Будапеште и Гааге, не проиграв в них ни одной партии. Он направил Капабланке, который только что стал чемпионом мира, вызов на матч, но получил отказ. В следующем году принял участие в крупном турнире в Лондоне с участием Капабланки, который одержал уверенную победу, набрав 13 из 15 очков, Алехин с 11½ очками занял второе место.

В 1922 году Алехин переехал в Париж, где с этого времени проживал постоянно. Он много гастролировал по Европе и Северной Америке, а также издал в 1924 году сборник «Мои лучшие партии».

В 1925 году Алехин получил французское гражданство по натурализации. В этом же году он одержал победу на крупном международном турнире в Баден-Бадене. Комбинацию, которую Алехин провел в партии против Рихарда Рети на этом турнире, часто называют одной из лучших в истории шахмат.

В 1927 году Алехин выиграл у Капабланки матч за звание чемпиона мира и удерживал шахматную корону вплоть до 1935 года.

В 1928 году Алехин работал над двумя книгами: «На пути к высшим шахматным достижениям» (о соревнованиях 1923—1927 годов, включая матч с Капабланкой; более точный перевод немецкого названия — «На пути к первенству мира») и «Международный шахматный турнир в Нью-Йорке 1927».

В середине 1930-х годов в карьере Алехина начался спад, он пристрастился к алкоголю. С 1934 года до конца карьеры он не выиграл ни одного значительного турнира. В октябре 1935 года состоялся матч на первенство мира с Максом Эйве. Несмотря на то, что Алехин был фаворитом, а Эйве имел довольно скромный «послужной список», в итоге матч закончился со счетом +9 −8 =13 в пользу последнего.

Условиями матча 1935 года был предусмотрен матч-реванш, который состоялся ровно через два года. За эти два года Алехин сыграл в десяти турнирах, показывая неровные результаты. В ходе матча-реванша в 1937 году он вернул себе звание чемпиона мира, досрочно выиграв со счетом +10 −4 =11..

В 1938 году Алехин и Ботвинник провели переговоры о возможном матче и согласовали финансовые условия, но матчу помешала война. После вторжения Германии в Польшу Алехин выступил с призывом бойкотировать немецкую команду во время олимпиады.

После нападения нацистской Германии на Францию Алехин, не подлежавший призыву по состоянию здоровья, вступил добровольцем во французскую армию, где служил в звании лейтенанта переводчиком. После оккупации Франции он в апреле 1941 выехал в Португалию, а в октябре 1943 года уехал на турнир в Испанию и более не вернулся на оккупированные территории. В Испании Алехин жил в бедности. Принял участие в нескольких турнирах, в основном занимая первые места, давал частные уроки 13-летнему вундеркинду Артурито Помару (впоследствии гроссмейстеру, неоднократному чемпиону Испании), материалы которых свел в позже опубликованный шахматный учебник «Завет!» (¡Legado!).

После окончания войны, в январе 1946 года Алехин вернулся в Португалию и обосновался в Эшториле. В феврале он снова получил вызов от Ботвинника и дал согласие сыграть с ним матч в Лондоне на звание чемпиона мира.

23 марта 1946 года исполком ФИДЕ официально принял решение о проведении матча Алехин — Ботвинник, а на следующий день — 24 марта — Александр Алехин был найден мертвым в своем гостиничном номере в Эшториле. Он сидел в кресле у столика с расставленными в начальной позиции шахматами. Врачи определили, что причиной смерти стала асфиксия, наступившая вследствие попадания в дыхательные пути кусочка мяса.

Первоначально Алехин был похоронен в Эшториле. В 1956 году по настоянию вдовы Алехина Грейс его прах был перезахоронен в Париже, на кладбище Монпарнас.

Чем знаменит Александр Алехин

Александр Алехин — блестящий комбинационный шахматист, представитель русской шахматной школы А. Д. Петрова и М. И. Чигорина, мировой рекордсмен по игре «вслепую», четвертый чемпион мира по шахматам и единственный, который умер непобежденным.

В 1927 году Алехин выиграл матч за звание чемпиона мира у считавшегося непобедимым Хосе Рауля Капабланки.

По настоянию Капабланки, претенденты на матч за звание чемпиона мира подписали документ, известный как «лондонский протокол», согласно которому желающие сыграть такой матч должны были обеспечить его призовой фонд в 10 000 долларов и дополнительно найти деньги на покрытие организационных расходов. Чтобы достать деньги на этот матч, Алехин много выступал с сеансами одновременной игры и вел переговоры со спонсорами. В конце концов, деньги выделило правительство Аргентины. Матч состоял в Буэнос-Айресе в 1927 году и вызвал огромный интерес.

Капабланка считался явным фаворитом: в то время он сильно превосходил Алехина в турнирных результатах и имел счет 5:0 в свою пользу в личных встречах. По условиям лондонского протокола, для победы в матче требовалось выиграть шесть партий, ничьи не считались. Алехин выиграл стартовую партию, проиграл третью и седьмую, снова вышел вперед в двенадцатой и довел матч до победы. Последняя, тридцать четвертая, партия была отложена в ладейном эндшпиле, где Алехин имел две лишние пешки. Капабланка не явился на доигрывание, прислав письмо, в котором объявлял о сдаче партии и поздравлял Алехина с победой в матче. После объявления Алехина чемпионом мира восторженная толпа донесла его до отеля на руках.

Победу Алехина объясняют многими факторами. Он несколько месяцев готовился к этому важнейшему в своей жизни матчу, придерживаясь строгого, аскетического режима и досконально изучив игру своего противника. В ходе матча Алехин пользовался своими наработками, в то время как Капабланка пренебрег подготовкой. В дальнейшем Алехин определил слабые места, которые, с его точки зрения, были у Капабланки: излишняя осторожность в дебютах и слабая для игрока его уровня эндшпильная техника. В миттельшпиле, считал Алехин, Капабланка играет сильнее всего, но он слишком часто склонен полагаться на интуицию, из-за этого изучает позицию поверхностно и выбирает не лучшие продолжения.

К сожалению многих, матч-реванш с Капабланкой так и не состоялся. Алехин заявил, что готов играть его только на условиях Лондонского протокола — то есть только на тех же условиях, на которых он сам завоевал титул. Капабланка умер, так и не успев собрать достаточно денег на проведение матча.

В звании чемпиона мира Алехин одержал серию впечатляющих турнирных побед. Из десяти международных турниров, сыгранных им в 1929-1933 годах, в восьми он занял чистое первое место и еще дважды разделил победу.

Одним из высших триумфов Алехина стал турнир в Сан-Ремо (Италия) в 1930 году, в котором приняли участие почти все сильнейшие шахматисты мира: Нимцович, Боголюбов, Рубинштейн, Видмар, Мароци. Из пятнадцати партий Алехин выиграл в нем тринадцать и лишь две свел вничью. Второй призер — Нимцович — отстал от победителя на 3½ очка; с таким отрывом в представительных турнирах не побеждал даже Капабланка, а в процентном отношении этот результат оказался рекордным для турниров подобного уровня.

Алехин первым из чемпионов мира провел в 1932-1933 годах кругосветные шахматные гастроли (США, Мексика, Куба, Гавайские о-ва, Япония, Шанхай, Гонконг, Филиппины, Сингапур, Индонезия, Новая Зеландия, Цейлон, Египет, Палестина, Италия), за время которых сыграл 1320 партий (1161 выиграл и только 65 проиграл).

Дважды (в 1929 и 1933 годах) Алехин защитил свой чемпионский титул в матчах против Ефима Боголюбова. В 1935 году он проиграл шахматную корону  Максу Эйве, но через два года победил в матче-реванше и удерживал звание чемпиона мира уже до самой смерти.

О чем надо знать

Незадолго до того, как в апреле 1941 года Алехин получил разрешение на выезд в Португалию, в парижской немецкоязычной газете «Паризер цайтунг» (Pariser Zeitung) за подписью Алехина было опубликовано несколько статей по истории шахмат. Они вышли под общим названием «Еврейские и арийские шахматы» и затем были перепечатаны в «Дойче шахцайтунг» (Deutsche Schachzeitung). В этих статьях история шахмат излагалась с точки зрения нацистской расовой теории, при этом обосновывалось положение, что для «арийских» шахмат характерна активная наступательная игра, а для «еврейских» — защита и выжидание ошибок соперника.

В интервью, данном после освобождения Парижа союзниками в декабре 1944 года, Алехин заявил, что был вынужден написать заказанные ему статьи, чтобы получить разрешение на выезд, и что в исходном виде они не содержали антисемитских выпадов, но были полностью переписаны немцами.

В 1946 году в открытом письме организаторам лондонского турнира Алехин уточнил, что от его оригинального текста в этих статьях остались только размышления о необходимости реконструкции ФИДЕ и критика теорий Стейница и Ласкера.

Биограф Алехина В. Чарушин впоследствии доказывал, что за переписыванием статей стоял австрийский шахматист и журналист, редактор Pariser Zeitung и ярый антисемит Теодор Гербец. Однако другой исследователь — Жак де Моннье — утверждает, что в 1958 году видел черновики этих статей, написанные Алехиным собственноручно, которые его вдова перед смертью передала знакомому, но их публикация будет возможна не ранее, чем они перейдут в общественное достояние по французскому законодательству (2017 год) и только с согласия наследников Алехина

Помимо упомянутых статей, Алехин также был вынужден участвовать в соревнованиях, организованных нацистским Шахматным союзом Великой Германии — чтобы защитить от репрессий жену, которая была еврейского происхождения и не получила разрешения на выезд, До конца 1943 года он принял участие в восьми турнирах в Германии и на оккупированных территориях, из которых четыре выиграл, включая так называемый Чемпионат Европы в Мюнхене и чемпионат Генерал-губернаторства в Польше. Несколько раз Алехин давал и сеансы одновременной игры для офицеров вермахта.

По окончании войны — в конце 1945 года — Алехин был приглашен на турниры в Лондоне и Гастингсе, однако приглашения вскоре были отозваны, поскольку Эйве и американские шахматисты угрожали бойкотировать турнир, если в нем примет участие Алехин, из-за его сотрудничества с нацистами и статей в Pariser Zeitung. Алехин направил в оргкомитет лондонского турнира, а также в британскую и американскую шахматные федерации открытое письмо, в котором объяснял, что играть в турнирах в нацистской Германии он был вынужден из-за отсутствия средств, а также прояснял свою позицию по антисемитским статьям, но ничего не добился.

В ходе лондонского турнира группой шахматистов из стран-союзников был создан комитет по расследованию сотрудничества Алехина с нацистами, председателем которого стал Эйве. Предлагалось лишить Алехина звания чемпиона мира и объявить ему бойкот: не приглашать на турниры и не печатать его статей. Обсуждение велось без участия ФИДЕ. Единственным, кто тогда высказался в пользу Алехина, был Тартаковер; он не только выступил против бойкота, но и попытался организовать сбор средств в пользу чемпиона. В конце концов комитет передал вопрос на рассмотрение ФИДЕ. Алехину предложили прибыть во Францию для рассмотрения его дела французской шахматной федерацией, однако приехать он не успел — разрешение на въезд пришло уже после его смерти.

Позднее высказывались предположения, что организаторы бойкота стремились к достижению собственных корыстных целей: в США было два вероятных кандидата на звание чемпиона мира — Решевский и Файн, а Эйве мог рассчитывать на то, что его провозгласят чемпионом мира после лишения Алехина титула. В пользу этой версии приводят довод о том, что после смерти Алехина на генеральной ассамблее ФИДЕ ставился на голосование вопрос о проведении матча на первенство мира между Эйве и Решевским.

Прямая речь

«Для меня шахматы не игра, а искусство. Да, я считаю шахматы искусством и беру на себя все те обязанности, которые оно налагает на своих приверженцев», — Александр Алехин

«Если Морфи был поэтом шахмат, Стейниц — бойцом, Ласкер — философом, Капабланка — чудо-механиком, то Алехин, согласно русскому, вечно мятежному и самобичующему духу, все больше сказывается как искатель шахматной правды… Шахматному миру (да и вообще всему культурно-спортивному), напряженно следившему за этим чудным полетом на полюс шахматной славы, мы думаем следующей формулировкой облегчить напрашивающееся сравнение успехов Алехина с обоими чемпионами мира: у Капабланки — титул, у Ласкера — результаты, но только у Алехина — стиль настоящего чемпиона мира…», — Савелий Тартаковер

 «По-видимому, Алехин обладал самой замечательной шахматной памятью, которая когда-либо существовала», — Хосе Рауль Капабланка

«Алехин родился и вырос в России. В нашей стране развились его шахматный талант и сила… Советские шахматисты высоко ценят Алехина, как выдающегося мастера, внесшего богатый вклад в сокровищницу шахматного искусства. Но как к человеку, морально неустойчивому и беспринципному, наше отношение к нему может быть только отрицательным» — некролог в журнале «Шахматы в СССР» за подписью Петра Романовского.

9 фактов об Александре Алехине

  • Распространенное написание и произношение «Алёхин» фамилии знаменитого шахматиста является неправильным – он Алехин. Даже в БСЭ в заголовке он фигурирует как «Алёхин», но в статье дан комментарий, что это написание ошибочно.
  • Алехин блестяще владел английским, французским и немецким языками.
  • Еще в 1914 году Алехин сказал Петру Романовскому, что начинает готовиться к матчу на первенство мира с Капабланкой. На удивленное замечание, что чемпион мира — Ласкер, Алехин уверенно ответил, что вскоре Капабланка сменит Ласкера.
  • В 1925 году Алехин защищал в Сорбонне докторскую диссертацию на тему «Система тюремного заключения в Китае». Большинство биографов указывает, что ему была присвоена степень доктора права, однако согласно британской энциклопедии The Oxford Companion to Chess, Алехин не окончил обучение и не защитил диссертацию, но с 1925 года добавлял к своей фамилии «доктор».
  • В первой трети матча с Капабланкой за звание чемпиона мира у Алехина началось воспаление надкостницы, из-за чего ему пришлось удалить сразу шесть зубов.
  • Алехин поставил несколько мировых рекордов игры вслепую. Последний из них — в 1933 году, дав в Чикаго во время Всемирной выставки сеанс на 32 досках. Сеанс длился 12 часов и закончился со счетом +19 −4 =9 в пользу Алехина.
  • Алехин был большим любителем кошек. Его сиамский кот Чесс («Шахматы» по-англ.) постоянно присутствовал на соревнованиях как талисман. Во время первого матча с Эйве кот обнюхивал доску перед каждой партией.
  • Александр Алехин десять лет подряд возглавлял сборную команду Франции, участвовал в пяти шахматных олимпиадах и на всех играл на первой доске. Несмотря на то, что из 72 партий он выиграл 43, свел вничью  27 и лишь 2 проиграл, сборная Франции в этих олимпиадах ни разу не заняла выше 8-го места.
  • Официально Алехин был женат трижды. Его последняя жена Грейс Висхар была старше мужа на 16 лет и сама была сильной шахматисткой.

По материалам: polit.ru

comments powered by HyperComments



Понравился материал? Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

comments powered by HyperComments Другие статьи раздела:

Разрешается свободное использование текстов, только при наличии прямой индексируемой гиперссылки. Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше.

Все права защищены. Свобода слова © 2014 - 2017   · Тема сайта от GoodwinPress Наверх